?

Log in

No account? Create an account
Просинь. (пятничное)
button_fly
В тот июль сонные от жары москвички оккупаили фонтаны не более чем в другие июли. Они жужжали перегретыми мухами, выплескивая тоску по ветру и полету в дисплеи айпадов... над их стайками звенело виртуальное
тви
тви
тви
От жары даже курить не хотелось.
Продавцы в киосках мысленно подсчитывали убыль и мечтали  об осени.
Город горел, горевал... тужился автозапорами.
.
Где—то в те дни Гоша Обломкин открыл в себе дар прозревать сквозь одежды иллюзий в скрытую сущность вещей.
Он просто заметил, что все и во всем понимает и искал применение этому чудному свойству.
Ведь мало понять самому, что тебе все понятно....надобно чтобы и окружающие сограждане всё это поняли, рассказали об этом друзьям.... и в ЖЖ запостили и в твиттер.... и что бы те, кто их прочтет, нисколько не усомнились в этом очевиднейшем факте, а возрадовались...репостнули....ретвитнули.....лайкнули.
Но как докричаться до мира, чем сооблазнить его суетный разум?
Гоша не знал.
И в тот день, у фонтана, он лишь рассеяно бормотал сам себе внезапно открытую истину:
—Орлы, уважаемые господа, не дрочат, потому что они либо летят, либо набираются сил, что бы лететь.
—Теория интересная, но в корне неверная—  возразили из кустов Желтые Зубы
—Что в ней неверно? Вы хотя бы раз в жизни видели дрочащего орла?
—Врать не буду, не видела—  Желтые Зубы вооружились сигаретой и высунули из кустов челку, белую снаружи и черную у корней—  но я уверена, что орлы не дрочат оттого что их руки... или что у них там... заняты борьбой за лучшую жизнь  и дрочить им просто нечем.
—Но ведь не все же орлы заняты борьбой...
Желтые Зубы скорчили презрительную гримасу и полностью вылезли из кустов. Они оказались невестой в подвенечном платье, весьма юной и чрезвычайно потасканной.
—Те, что не заняты, те не орлы.— отрезали Желтые Зубы, отдирая репейник с фаты— выходи, Самуил!
Из кустов струйкой  дыма просочился хрупкий юноша, закурил, и вежливо осведомился:— где эта клёпа из ЗАГСа?
—На баррикадах— ответил из кустов сонный голос— пылинка в буре народного протеста
—Вообще—то она отлучилась, простите, в сортир— возразили Желтые Зубы.
—...и этот сорт..., пардонюсь, биотуалет рассерженные неравнодушные горожане поместили в фундамент баррикады народного гнева. И дева, в жизни не державшая в руках ничего опаснее авторучки ныне противится кровавому режиму, сама того не желая.... так сказать протестует не протестуя.... Ганди оценил бы...и все из—за пристрастия к обильным чаепитиям....
—И что теперь делать?— озадачились Желтые Зубы— репортеры приглашены, плакаты напечатаны.... посол не посол... посол не послал.... посол не пошел на работу.... он собрался снимать торжество. Как—то можно ее извлечь из баррикады?
—Если и извлечь, то вряд ли она сможет функционировать без тщательной санобработки. И, кроме того, это будет попыткой поставить свои личные интересы выше интересов демократии.... за это могут и премии лишить.
—Аванс не отдам — заерзал Самуил — я уже снялся с плакатом "Мне стыдно быть русским!". Я отработал! Я заслужил! Я не виноват, что в этой стране все через жопу.
—Было бы все по уму — работал бы ты дворником — ответил  голос из кустов. — ни грантов, ни фуршетов ... Соберись с духом, ты же борец с режимом, не вата безропотная. Больше брутальности. В конце концов, неважно расписались вы на самом деле или нет, важен  драйв, креатив, за него  и платят! В общем так — сейчас вы с невестой идете на площадь, к самым баррикадам, и с криком "свободу политзаключенным" звонко целуетесь.
—Это как? — возразил Самуил — целоваться и кричать одновременно?
— Хоть одновременно, хоть по очереди. Важно донести протест новой ячейки общества. Что бы все поняли и прониклись. Это снимут как надо, покажут, где следует,  еще звездами станете, символом новой России.
.
И они пошли.
Впереди фатальной поступью двигались  Желтые Зубы. Рядом, но чуть сзади семенил Самуил.
За ними крался Голос—из—Куста вместе с кустом, из которого выглядывала нога штатива.
—Скрытая сущность вещей— буркнул Обломкин.
—Всякая сущность является скрытой, пока не упомянута в платежной ведомости — отозвался эхом  Голос—из—Куста, скрываясь за строем зевак.
Вечерело.
Спадала жара.
Гоша плелся домой, к холодильнику.
.
А что же  было потом?
.
Вам все еще интересно?
Желтые Зубы прославились.
Сначала роликами в ТыТрубе, в которых они именовались Ксюшей.
Потом были ток—шоу на западных телеканалах, где Ксюша каждую безумную мысль заканчивала фразой "ТИРАН ЗАССАЛ", произносимой с таким безаппеляционным напором, что всем услышавшим тотчас же мерещился буйный рокот писсуара.
Потом были гастроли в обители свободы, где сам сенатор МакДаг устраивал ей роскошный прием а вдова погибшего певца накачивала обильными плюшками под снисходительные аплодисменты светских гомиков.
В общем, девочка в гору пошла.
Самуил в тот день стоял спиной к камерам и упустил свой шанс стать иконой сопротивления.
К тому же он был не Самуилом, а обладателем не слишком кошерного имени Илья.
Внезапно!  — оказалось, что он еще и гошин сосед снизу, они крепко подружились и славно выпивали.
И на каждой попойке, стакана эдак после третьего Илья горевал о запертой в туалете работнице ЗАГСа... ах, если бы она их расписала, ездил бы он сейчас с Ксюшкой по заграницам как законный муж... нашару.... на гранты.
Потом он сдал квартиру тихим заробитчанам и отбыл куда—то на юг.
Заробитчане занимались утилизацией старых покрышек. Уходили рано, возвращались поздно. От них густо пахло жженой резиной, сырым  чесноком и какй—то неряшливой вольностью.
Перед сном они пели свою щеневмерлу, и звуки ее сквозь бетонные плиты долетали до Гоши завыванием ветра.
И Гоша себе бормотал:—Из Пьеро Гарибальди не вышло....
забодали—задолбали злые бесы человечка.
И он засыпал.

Тыцъ по шпалам. (пятничное)
button_fly
Каждую ночь Гоша Обломкин вертел на причинной оси все пороки современного общества, порожденные властью жуликов и воров.
Они вертелись, но не улетали.
Они издавали душераздирающие звуки, словно прощались с жизнью, но на следующем витке возвращались назад.
И так продолжалось из ночи в ночь, из сна в сон, пока однажды Гоша не повязал на причинную ось дерзкую белую ленту.
И пороки сдались, растворившись в небытии. Революционные поллюции стихли.
И Гоша успокоился.
Говорят, что даже по девкам бегать перестал.
Вот такова она, мощь ленты белой.